Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-34. Семейные дела.

Самое главное, я решила, что мне незачем маяться еще этот год. Позвонила в управление железной дороги, в отдел просвещения и попросила меня перевести в какой-нибудь близко к Алмате городок или станцию, но чтобы была квартира. Поскольку я была лауреатом третьих педчтений, меня хорошо знали и предложили станцию недалеко от Алматы. А чтобы была квартира при школе, для этого я должна была стать завучем. Я согласилась, и вот надо же, загремела в больницу. Видимо, не суждено было мне пройти этот путь.

Я думала, что поеду, устроюсь, потом приеду, когда семья вернется из Ферганы, я заберу Лену, потому что муж все время Мишу выделял, хотя Лена была гораздо талантливее: она потрясающие писала стихи, такая ритмика, образная система, превосходно играла в театре, создавала образы, гораздо лучше, чем Миша. Он же потом, позже, уже когда работал в Гипроземе, и был создан свой собственный театр, совершенствовался, а когда учился в институте, выпускал огромную газету, так как жанрами журналистики он хорошо владел, был более широко эрудирован, но оба мужчины к нам с Леной, особенно к Лене, относились как-то снисходительно. А когда я взяла класс, в котором Лена училась, и стала ее и учителем, классным руководителем, и режиссером, – казалось, куда еще лучше? Но девочка совсем маму потеряла. Я видела это и чувствовала, но в то же время я думала, что если мы уедем вдвоем, то найдем друг друга. Но так не случилось.

За время моей болезни Кузьма, кажется, понял мою значимость и как жены его, и как матери для детей, потому что один раз Лена пришла ко мне в больницу и заплакала, просила разрешить ей пожить у бабушки, пока я в больнице. Оказалось, что никто из мужчин не хочет ни варить, ни убирать, а все с нее требуют. Поэтому я, когда пришел муж, сказала: «Ну, то, что я плохая мать, плохая хозяйка, не справляюсь с работой, я знаю, но а тебе-то сейчас предоставляется возможность показать, как вы будете жить без меня. Почему же дочь просится жить у бабушки, пока я лежу в больнице?». Лене я сказала, что она должна быть дома, зачем ей через весь город ездить в школу. А когда я вышла из больницы, решила, что нужно приучать детей заботиться о семье, учиться кормить семью, планировать. Я начала выдавать им деньги из своей зарплаты на их собственные мелочи, и если они нуждались в дополнительных деньгах, то пусть берут у отца. Но у отца денег, как правило, всегда не было.

Кроме того, каждый из них раз в неделю должен был полностью позаботиться о завтраке, обеде и ужине, и на это давались деньги. Они планировали, шли в магазин, покупали, варили. Понятно, что под моим руководством сначала, но очень скоро самостоятельно. Лена начала варить очень хорошо, а Миша всегда экспериментировал, и получалось или очень хорошо, или очень плохо, но ели. Кроме того, если я стираю, то они должны были поделить, кто что гладит, пол я перестала мыть – они сами стали делать уборку. И конечно, это помогло Лене: она была готова очень вкусно кормить семью, знала и умела делать то, что не умела я в ее возрасте. Однако, не избежала, к сожалению, в свое время каких-то претензий со стороны мужа. Миша был тоже очень подготовлен к браку, но когда Таня отлучила его от кухни, он, конечно, с радостью согласился. А когда они начали жить отдельно, выяснилось, что я была права, когда сказала: «Таня, что ты делаешь? Я тебе подготовила мужа, который не делит работу на мужскую и женскую, он все умеет делать». Конечно, были обиды, но тут уж я не была виновата.
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments