Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-30. учительство.

А еще у меня в это время была школа №188. Я пришла туда в 1965 году, мне было 28 лет, а ушла оттуда в 1973, когда мне было 36. Это был расцвет молодости, расцвет профессионализма, это были научные поиски, это была полноценная жизнь в коллективе, который возглавляла удивительная пара. Мне случилось работать во многих школах, где были творческие руководители.

Это был удивительный тандем: Лившиц и Шевченко. Директор был нашим, можно сказать, идеологом, нашим руководителем, который всегда находил для сплочения коллектива и для необходимости жизни коллектива какое-то общее дело: то строили спортивные площадки, музей школы, перед этим строили памятник, и всегда что-то у нас было общее, и конечно, когда нужно было выступать в олимпиаде, в самодеятельности, в спорте, все от мала до велика участвовали. Это всегда было очень хорошее действо, много радости, хотя и усталости тоже было много. Мы праздновали вместе с детьми праздники, особенно Новый год. Новый год был обязательно 31 декабря. Мы приходили с мужьями и женами, были старшеклассники. Мы вместе встречали 12 часов, а к часу старшеклассников отправляли домой, и до самого утра сами бесились, как дети. А однажды елка загорелась, и это было такое горе, так как Лившица Владимира Моисеевича судили. Тогда мы все сплотились еще больше.

Завуч Елена Федоровна была удивительным методистом, она химик, но когда посещала мои уроки русского языка и литературы, всегда находила то, мимо чего я проходила мимоходом, она не ставила цель поймать на чем-то, а просила меня: «Валентина Ивановна, я так устала. Можно я поотдыхаю на вашем уроке?». Когда завуч говорит «поотдыхаю», то она снимает напряжение с учителя, это естественно. На уроке она становилась такой воодушевленной, порой вступала в дискуссию по каким-то вопросам, и на русском языке (она знала практически все предметы), и разбирала удивительно. Елена Федоровна всегда начинала с хорошего и всегда сначала говорила: «Вот вы, Валентина Ивановна, эту часть урока запишите себе и в параллельном классе пронаблюдайте, как реагирует другой класс». Эти наблюдения легли в основу практической экспериментальной части научной работы: один класс (слабый) – контрольный, другой (сильный) – экспериментальный.

Елена Федоровна всегда давала мне время на каникулах для того, чтобы я записи привела в порядок, подготовила статью для газеты, затем я это все сдавала завучу и отправляла в газету «Учитель Казахстана». Но каникулы есть каникулы, и я не могла не принимать участие в жизни детей во время их отдыха. Я, конечно, ходила, но и писала, потому что мне дали время. И вот это действительно было началом моей научной работы, работы по методике преподавания литературы и, в какой-то степени и русского языка, но прежде всего литературы, потому что до сих пор нет методики литературы как искусства слова. Елена Федоровна меня как раз и организовала, и уже тогда, когда не работала с ней, я продолжала это делать. Конечно, очень жаль, что книга «Методика преподавания литературы как искусства слова» так и не вышла у меня, хотя фактически она позже была подытожена в лекциях и практических занятиях все последние десять лет моей рабочей практики в Пединституте.

В этой школе был поставлен памятник нашим погибшим ученикам. Как он открывался! Как мы стояли и плакали, ведь у многих ребят не было даже могил. А одна женщина прямо на коленях ползла до памятника. Она со слезами на глазах сказала: «Этот памятник будет и моему сыну, хотя он не учился в вашей школе». Моя мама тоже очень плакала, потому что мы так и не съездили на общую могилу, где похоронен мой отец и ее муж, и она тоже приходила к этому памятнику и что-то говорила про себя, плача.

Когда директор школы, увлеченный общим творческим делом, совсем забрасывал учебный процесс, всю ответственность брала на себя Елена Федоровна. Она не давала коллективу забывать главное – учебный процесс. И тогда, когда уже совсем что-то не получалось, она, кроме руководства всем процессом, садилась за машинку и шила. Она была очень талантливым и удивительным человеком. Елена Федоровна никого не допускала к себе близко, ее никто не мог назвать на «ты», и в то же время, когда у кого-то что-то случалось, – она была рядом (кто-то заболел – она принесет малину или просто то, что требуется). Когда учителя должны были выступать, Елена Федоровна руководила хором. Я с ней очень много пела на два голоса. А потом, когда уже не работала с ней вместе, я не забывала 23 марта поздравить ее с днем рождения. Когда же ей исполнилось 75 лет, она сказала: «Дожила до весны». Ее вскоре, к сожалению, не стало. Все эти годы я помнила, любила и обожала эту женщину - удивительно красивую, удивительно строгую, удивительно простую, удивительно мудрую и искреннюю. Мне посчастливилось восемь лет работать среди таких хороших людей и таких руководителей, которых больше у меня не было.
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments