Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-29. дети и кухонное общение

В это же время Миша пошел в первый класс. И Кузьма, и родители требовали, чтобы он пошел в 12-ю школу, недалеко от дома родителей. Мы с Кузьмой договорились, что будем через день ездить к сыну, помогать делать уроки. Конечно, мама могла и одеть, и обуть, проводить Мишу в школу и привести обратно, но она не могла помочь в учебе, хотя сын был очень начитан и развит, но писать, решать задачи ему было трудно.

Я при всей своей занятости через день приезжала помогать сыну. А Кузьма почти не ездил помогать, всегда ему было некогда. Поэтому я забрала Мишу из 12-й школы и во второй класс он пошел в 188-ю школу, которая была рядом с моим домом, поэтому и сама пошла туда работать.
Когда через год Лена пошла в школу, и родители, и Кузьма снова захотели отдать ее в 12-ю школу, я не согласилась, так оба ребенка стали жить в своей семье и учиться в одной школе с мамой.

А также в это время Валентин Рапопорт организовал так называемый клуб «Треп» - это Тюрин, Рапопорт и Еремин. Клуб, который нас собрал, чтобы люди разных профессий делились своими представлениями о жизни. И это было очень здорово. Мы собирались по очереди в среду. В одну среду у меня, в другую – у Рапопорта, у Еремина, и ширилось, ширилось это наше общение и, кроме того, мы никогда не ставили никаких вопросов заранее: как пошло – так пошло. Когда мы, женщины, начали накрывать стол, Рапопорт это запретил, сказал, что стол надо накрывать на праздники, а если кто голодный, то пусть у хозяйки супу попросит. Когда приходил Марат Динерштейн, он сразу говорил: «Валя, супу», а я говорю: «Ну, нет супа, есть картошка». Так что тот, кто хотел есть, шел на кухню и ел, а так был чай, кофе, конфеты. И мы разговаривали обо всем. Это были 60-ые перешедшие в 70-ые, и надо было думать, как жить государству, как жить нам, потому что этот наступивший застой был, пожалуй, даже хуже военных дней: мы холодильники напокупали, кушать есть что, но жизни духовной нет, и поисков радости для страны, для общества тоже не было. Это был дружеский круг – самый главный круг. Мы праздновали все праздники – это было очень весело. Но когда Валентин Рапопорт уехал из Павлодара, после его отъезда клуб больше не собирался. Это он был стержнем этого клуба, и ни Кузьма, ни я не смогли его заменить.
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment