Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-18. Первое учительство.

Я съездила в Новосибирск за документами. У меня даже мысли не было, что я не справлюсь, что меня не будут признавать учителем, хотя ученики 8-го класса – мои ровесники, а это еще новосибирские дети паровозников, очень свободного нрава. И когда 20 октября 1953 года я пришла в класс, меня встретили вызывающе, даже по-хамски. Мне стало смешно, и я тут же подхватила эту игру и все стали смеяться - не надо мной, а над зачинщиками.

Так сложились наши отношения с классом, причем это был самый сложный класс, который таким вот образом за полтора месяца выжил трех или четырех классных руководителей. В моем классе половина детей была 14-15 лет, а вторая половина класса – от 16-ти до 19-ти лет. И здесь я состоялась как учитель. Мне понравилось быть учителем. Мы три года прожили в таком единении, что мне показалось, будто это моя семья. Я не знала педагогики, не знала, как пишут планы, мне было тогда всего от 16-ти до 19-ти лет, и эти дети были мне ближе, чем педагогический коллектив.

Планы я научилась писать быстро (помогла завуч), предмет я знала, учебники тогда уже были. С коллективом же мне было не интересно, а интересно было с моими учениками, особенно с моим классом. Я не знала возрастной психологии, много чего еще не знала, но так получилось, что нам было очень интересно друг с другом. Детям из Новосибирска было очень скучно в Леньках, поэтому мы развлекали себя сами, хотя у меня была огромная нагрузка (первая, вторая смена, потом вечерняя школа 3 раза в неделю). У нас был договор с классом: когда у меня заканчивается работа, у нас начинаются посиделки. Была единственная форма воздействия на тех, кто хулиганил, не учил уроки: на посиделках этот человек не должен был показываться даже на горизонте. Мы разговаривали на разные темы, я отвечала на все вопросы, абсолютно откровенно. Если не знала ответ, то просила дать мне время проконсультироваться, прочитать где-то или подумать. Они понимали, что я их ровесница, и только что пересела из-за парты за учительский стол, но они абсолютно мне доверяли, признавали мое первенство. И за это я очень благодарна моей школе и моей любви к книгам (не только художественным).

В то время классные руководители только наказывали, ходили жаловаться на детей к родителям и проводили родительские собрания. Больше они ничего не делали. А я с детьми, кроме посиделок, организовала театральный и танцевальный кружок, хор небольшой (потом он стал большим – дети из других классов приходили к нам), ансамбль, раз в месяц мы выпускали огромную газету с материалами о школе - эти формы стали основой внеклассной деятельности учащихся вне школы.

Но самое главное мое дело – преподавание немецкого языка – меня не удовлетворяло. Несмотря на то, что добрые отношения были с детьми всюду, где я преподавала, мне не удалось создать языковую среду, как моим учительницам немецкого языка в Благовещенке. Дети меня даже не понимали, зачем нужно перемежать русскую речь с немецкой, особенно вне урока. А я комплексовала и не знала, что делать, потому что для меня это было нормой. Хотя я создавала на уроках немецкого языка жизненные ситуации, и детям это нравилось, но выносить за пределы урока эти ситуации они не хотели.

Окончился первый учебный год, а я не знала что делать: вернуться ли в консерваторию или поступать в пединститут. И так в 1954 году я не поехала никуда, потому что работа в школе мне нравилась, она получалась, но в то же время не нравилась сама ситуация – место немецкого языка в школьной программе. Я решила провести каникулы дома, отдохнуть, тем более что устала невероятно. И в это время Барнаульский пединститут объявил, что на следующий учебный год открывается иностранное отделение. Мои дети перешли в 9-й класс. Летом я отдыхала вместе с ними – мы пели под гитару, танцевали. Дети очень рады были, что я не уехала поступать в институт, многие звали меня в Новосибирск, в гости. Я решила, что второй год поработаю и подумаю, смогу ли быть настоящим учителем немецкого языка, как мои учителя.

На второй учебный год приехала работать преподавать немецкий язык младшая сестра Марии Исааковны. Она была старше меня на 6 лет. Мы поделили классы, и уже легче было работать, у меня остались старшие классы и вечерняя школа, а у нее вторая смена – младшие классы. Но зато мне в вечерней школе прибавили биологию, которую я не любила и мало чего знала и просто мучилась с этим предметом, тем более, что в библиотеке невозможно было достать дополнительные материалы. Во втором полугодии упросила учителя–биолога забрать у меня биологию. В школе мой класс держал первенство по всем показателям, во всей школе широко развернулась внеклассная работа, хотя такой должности – заместитель директора по воспитательной работе – не было, и я вела эту должность добровольно и бесплатно. Поэтому учителя кто завидовал, кто гордился, а большая часть думали, что я "с приветом". Деньги меня не интересовали, себе оставляла небольшую сумму на то, что мне очень хотелось купить – духи, книги (начала создавать свою библиотеку), а основную часть отдавала маме.

Я поехала поступать в 1955 году в пединститут, но меня там ждало разочарование, потому что факультет иностранного языка не открылся, а пропускать еще один год я не могла. Меня уговорили в приемной комиссии поступать на филфак, убеждали, что это такой замечательный факультет с дореволюционным прошлым, с огромной, уникальной библиотекой. Так и состоялся мой выбор жизненного пути.
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment