Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-11. детские годы.

Мы слушали радио, когда передавались последние известия с фронтов (репродуктор был на столбе возле школы). Мы пели песни вместе с радио – это были патриотические песни, и они были нашими любимыми. Когда взрослые за праздничным столом пели обычные народные песни, нам они не нравились. Мы гордились, что Сталин – наш отец. Идеологическое воспитание было сутью нашей детской жизни.

В группе в садике одну стену занимал портрет Сталина с девочкой на руках, и мы мечтали увидеть вождя, и чтобы он нас поднял на руки. Эта картина была срисована с фотографии. Он действительно поднял девочку на руки, когда ее отец был вызван в Москву, так как занимал высокий пост на Дальнем Востоке, и почему-то привез с собой дочь. А на прогулке в Кремлевском дворике они встретили Сталина. Девочка сразу побежала к нему, подняла ручки, и Сталин ее поднял. Он ей что-то подарил, но мы не знали, что по возвращении домой ее отец будет репрессирован и расстрелян еще до войны, а она и мама будут обречены быть членами семьи врага народа. Когда я узнала в 50-60–е годы судьбу этой девочки, мне казалось, что рухнул мир.

Но вернемся к началу школы. Мне нравилось учиться. Шла обычная детская жизнь с играми. Во втором классе начали давать книги на дом из библиотеки, и я их проглатывала с какой-то ненасытностью. После окончания второго класса семья Славки уезжала. Я не знаю куда и не знаю зачем, но мы со Славкой как обнялись, так и рыдали до самого отъезда.

Все мальчики, юноши, мужчины, к которым обращалась моя душа, были все похожи на Славку, в том числе Женька Лазарев, и мой муж, а также мои любимые ученики в моих классах, особенно Сашка Колпаков из 23-ей школы, Петька Пенчуковский из 188-34-ой школы города Павлодара. Что общего было у них со Славкой? Это были талантливые люди, не укладывающиеся в общепринятые нормы поведения в обществе, ищущие какого-то особенного пути и не всегда находившие его, начинавшие и чаще всего бросавшие дела, которые не сразу получаются. Это было свойственно и мне, и это как бы роднило нас на пути исканий.

Когда мы в 1947 году уехали из Мелентьевки вначале в Верхний Уфалей, а потом в Благовещенку, чтобы найти единственного сына отца Якова Яшу, начался новый период в моей жизни.
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments