Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

жили люди, и тут с ними случилось...

Читатель я сейчас, конечно, тот еще - урывками по несколько страниц в день, но все-таки. Подряд несколько книг условно исторических, с неким поворотом "Жил-жил человек, и тут с ним случилось Время..."

Евгения Гинзбург, "Крутой маршрут". На обложке ее записали в русскую классику, в классике я все же не уверена, но чтение и страшное, и интересное, и нужное. Жила себе женщина, жена начальника, искренне верила в большевизм и в мудрую роль партии, и вдруг ее затягивает в машину репрессий... Этому равнодушному Молоху безразличны пол, возраст, положение, жизненные приоритеты; он питается жертвами, и Евгения Гинзбург подробно и живо рассказывает о своих соседках по тюрьме, по этапу и по лагерям. Не только о своей жизни - 18 лет лагерей, полученные практически случайно, стоили ей не просто разлуки с семьей, но и навсегда потерянных матери и сына - но и о других людях, о подругах и недругах. Жизненный уклад до ареста и после; быт в тюрьме, где счастьем считается, что во время следствия еще не было разрешено применять пытки для получения нужных показаний; лагерная действительность... Что отличает Гинзбург от тех же Солженицына и Шаламова - как ни странно, несмотря на всю огромную тяжесть, заложенную в книге, она оптимистична. Автор не теряет веры в людей. Она даже нашла в ссылке любовь, вышла замуж, после долгих мытарств смогла, уже окончив основной срок, воссоединиться с сыном (Василием Аксеновым, который подростком приехал к матери на Север). Это такой очень женский взгляд, сила, которая гнется, но не ломается; цветок, упорно выживающий под асфальтовым катком. Если выбирать, что именно читать о временах репрессий - я бы выбрала Гинзбург.

Антония Байетт, "Детская книга". Жили себе дети, а с ними жили мамы, и папы... Вот с мамами и папами у них всё очень запутано, но они этого пока еще не знают. Но потом узнают, и не всем это знание дастся легко. Действие здесь происходит в конце XIX - самом начале XX века, захватывая Первую мировую войну, в старой доброй Англии, которая в это время не особенно-то и добра. "Детская книга" - это не только книга о детях и об их взрослении, это еще и книга, которую одна из центральных героинь, писательница Олив, пишет для каждого из детей своей семьи, а их там много. Антония Байетт дает роскошно широкую картину жизни самых различных слоев общества: тут и творческая богема, и беднота, и социалисты; и всё это на сломе времен и традиций, где верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому. Причем всё повествование густо замешано на сексе, самых разных идей и форм - от простых бабников до очень сложных форм (как у гончара с его дочерьми - тут и определение затрудняюсь подбрать :) зацепив, конечно, гомосексуалистов. И в конце - война, которую автор рисует суховато, но с жесткой горечью, и скармливает ей целую пачку героев, чтобы больше проняло ее страшной бессмысленностью. Книга отличная, из недостатков я бы назвала только то, что к концу автор, кажется, стала уставать от своего повествования и зажевывать очень большие эпизоды из жизни героев, торопливо придумывая им что-нибудь "этакое" и с облегчением бросая. Но первые три четверти очень и очень хороши.

Марик Лернер, "Цель неизвестна" Вы, конечно, можете смеяться, это про попаданца же литература, но я ее получила как подарок к заказу в Лабиринте и втянулась. Я не скажу, что прямо супер-пупер-офигенно, но читается вполне приятно. Вселяется наш попаданец в Михайлу Ломоносова, в период его жизни еще на Севере как раз незадолго до отъезда в столицу, и понеслась: тут тебе и быт поморов, и вечерние молодежные посиделки, и деревенские кулачные бои, а затем - школяры, академия, двор... Тему автор проработал на самом деле неплохо, подробности повседневной жизни государства российского в XVIII веке вызывают доверие. Конечно, попридираться можно было бы, но совсем не хочется. Там еще продолжение есть, буду брать.
Tags: чукча читатель
Subscribe

Posts from This Journal “чукча читатель” Tag

  • Пара книг с национальным колоритом

    "Убыр" Наиля Измайлова (Шамиля Идиатуллина). Я, конечно, тормоз, что прочитала только сейчас :) Ну, что поделать, у меня бумажная книга…

  • "Вычислитель" Александра Громова

    прочла первый раз еще повестью, в журнале "Если"; очень он меня очаровал, и перечитывала и фильм смотрела, и была рада узнать, что автор…

  • дамское чтение :)

    На самом деле ничего особо "дамского" в этом чтении нет, за исключением авторов. А так - очень даже приличная, внеполовая :) НФ.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments