Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бандеровцы в военных дневниках Второй мировой

Посмотрела несколько серий новой "Молодой гвардии". Тюленин и Кошевой нравятся, Громова вообще какая-то не в тему, Любка играет интересно, но режиссер перемудрил. В целом неплохо, но слишком затянуто и поэтому вторую половину смотреть желания нет. И тем не менее сериал стоило снять хотя бы для обеления образа Третьякевича.

...ну вот, а у меня есть вредная привычка при просмотре исторических сериалов лезть и уточняться по эпохе, что там действительно было-то. Так что я прошлась по документам о молодогвардейцах, а потом меня по волнам-по волнам и вынесло на сайт "Военная литература" к дневникам партизанских офицеров, которые в 42-44 годах воевали на территории Украины.

Чтение любопытное. Вот Михаил Наумов, который был известен в 1943-44 гг. кавалерийскими рейдами против фашистов на территории сумской области - пишет много, пространно, часто отпускает резкие и горькие замечания об инертных и некомпетентных соратниках и о командовании, игнорирующем нужды его отряда (иной раз у него звучит, что это только его так "задвигают", но в дневниках других командиров тоже присутствует тема отвратительного снабжения и плохого знания оперативной обстановки командованием). Ну, в общем, отдельные интересные цитаты:

[«Здравствуйте — там, за Москвой!..»]

2 августа 1943 г.
...Комиссар объясняет Гаврилюку, что обстановка в западных областях Украины, конечно же. отличается от здешней. Местное население запугано, терроризировано, некоторые одурманены националистической пропагандой. Но это не значит, что там сплошной "гадючник". Большинство местных жителей ждет нас, готовы помочь... Поэтому нельзя, как это делает Гаврилюк,
всех без разбора клеймить националистами.


4 августа 1943 г.
Генерал Руднев, говорят, погиб. Небольшими боевыми группами ковпаковцы идут по направлению к Припяти.
Все это нам известно от населения: бульбовцы трубят и трезвонят. В лютой ненависти к партизанам заворошился весь муравейник националистов...  


5 августа 1943 г.
...Полякам страшны, конечно, пиратствующие оуновцы, борющиеся за "вольную Украину". На деле же, преследуя поляков, русских и несогласных с ними украинцев, они укрепляют оккупационный режим. Оккупанты рассматривают их противовес нашему партизанскому движению. Вот что такое бульбовцы с их предводителем Боровцом, укравшим имя Тараса Бульбы и сделавшим из него знамя буржуазного национализма...  


7 сентября 1943 г.
...Бандеровцы появились в этих лесах еще раньше нас, их ок[оло] 150 чел[овек]. Живут только в лесу. Никаких операций не проводят. Занимаются только распространением листовок и разъясняют населению, что они партизаны «За Вiльну Украiну»... Как рассказывают местные жители, это грязные, завшивленные, истощенные парни, одетые по-западному и говорящие с галицийским акцентом. Со слезами на глазах они сюсюкают про "нэньку-Украину"... Когда бандеровцы хотят кушать, то заходят в село и собирают куски хлеба, цыбулю, чеснок и все это складывают в торбу, подвешенную за плечами, — хотят показать, какие они есть апостолы украинского народа, но петлюровские «старцi» (как мы их называем) любят кушать и мясо. Поэтому группа этих старцев ночью крадется в село и в первой хате выкрадывает и уводит в лес корову. Уже повсюду известно, что бандеровцы ночами крадут коров. Старци также хотят пить и для этого возят с собою бочку с водой. Здешний народ не понимает их, и нет ни одного случая, чтобы кто-либо пошел к ним.

...- Ты, конечно. слышал о запорожцах? - говорили бандеровцы. - Мы тоже запорожцы. Правда, мы еще только организуемся, и армия у нас небольшая, но скоро она будет очень мощная - с самолетами, танками, автомобилями. Нам помогает Америка. В Америке теперь учатся наши офицеры - танкисты, летчики... Мы боремся против немцев и Совитив за самостийную Украину. У нас будет свое правительство. Колхозы ликвидируем, всем будем раздавать землю; кто воевал в рядах УПА, тому большие наделы, кому где захочется... Решай же: куда пойдешь? До нас чи в червону партизанку? - нажимали бандеровцы на парня.
Видя, что их слова не оказали серьезного действия, отщепенцы закончили так:
- Ты пока сомневаешься в нашей силе, но вскоре сам убедишься, когда пройдем через село на конях, да как запоем песни украинские! Тогда сам побежишь за нами...
(примечание: конкретно этот фрагмент цитируется по олитературенному дневнику Наумова "Западный рейд", изданному Политиздатом Украины в 1980... сказать "дежавю"  - ничего не сказать %)))

В с[еле] Сычовка был такой диалог между «старцем» и старушкой: Бандеровец (входя в хату):

«Добрый день!»

Старушка: «Здравствуйте»

Бандер[овец] (угрюмо оглядывая хату): «Здравствуйте — там, за Москвой!..»

Старушка: «А мне — все равно де, чи за Москвой, чи тут!..»

Бандеровец (грозно, наставительно): «Не все равно: треба казати добрий день!..» После этого вышел, оставив бабушку в недоумении.

Под Новоград-Волынским бандеровский отряд насильно мобилизовал 26 человек колхозников, которых используют для черновых работ под строгим надзором, на ночь связывают. Одному из них удалось перебежать к нам. Он рассказывал, что все эти люди собирались перебежать к красным партизанам, причем называл их «наши советские украинцы». Бандеровцы узнали об их намерении и решили всех задушить.

Один наш разведчик — Мороз попал к ним в лапы. Мы вскоре нашли его труп с отрезанной головой. Они охотятся за нашими автоматами.


16 октября 1943 г.

Весь день прошел в перестрелке с противником. В Няневке были ранены наши наблюдатели. В Меньковке убит нач[альник] штаба п[артизанского] о[тряда] [им.] Хрущева ст[арший] лейтенант Полущенков, политрук группы автоматчиков Николай Кершок — мой старый соратник по партизанщине. Он пришел ко мне в феврале 1942 г. мальчиком и все время был со мной. Даже сопровождал в Москву. Как жаль этого парня…

Тут же был прострелен насквозь в грудь к[оманди]р группы автоматчиков п[артизанского] о[тряда] [им.] Хрущева Гарнев — отличный командир. День был серый и холодный. Покуда стояли в лесу, уже 4-е сутки голодные кони. Я целый день напряженно думал: что делать? Не выполнить приказ Строкача и Хрущева я не мог. Выполняя приказ, я должен разрушить все, что так упорно и трудно создавал, как прибыл из Москвы.

3 месяца я трудился над созданием большой конницы. Я хотел к осени создать отлично маневренное соединение с тем, чтобы нашуметь на Украине. Оно было создано и вот… не использовано. В силу поставленных задач конница оказалась ненужной помехой делу. Скрепя сердце приказал конницу оставить. Раздать населению коней поручил л[ейтенан]ту Плаксину, которого оставил со вторым Макаровским п[артизанским] о[трядом].


7 ноября 1943 г.

Жубровичи. Здесь противника не оказалось. Село огромное. Соединение хорошо разместилось для отдыха. Начали готовить юбилейный приказ по соединению для личного состава. Радио принесло радостную весть. Войска I Укр[аинского] фронта штурмом заняли г. Киев. Эта новость с быстротой молнии облетела все местечко и соединение. Хозяйка моей квартиры, дряхлая и глухая, после того, как я прокричал ей на ухо: «Красная армия захватила Киев», — повернулась к переднему углу и начала широко креститься, причитая: «Дай вам боже здоровья и силы».  


9 декабря 1943 г.  
...разведчик Коля Свиницкий (родители его были поляки, жившие на Украине) рассказывал товарищам у костра:

- Представьте себе деревню. населенную украинцами и поляками. До сих пор жили в согласии. Как обычно, многие украинцы женилсь на полячках, поляки - на украинках. Но вот украинские и польские националисты, поощряемые гитлеровцами, одурманили многих, посеяли между этими людьми вражду. Немцы разжигают эту взаимную национальную вражду, а главари националистов, скрывая свой союз з Гитлером, под видом борьбы за "незалежну Украину" и "Польську от можа до можа" обманом и угрозами вовлекают население в банды, сгоняют в "курени" и военные лагери. И льется невинная кровь... Сосед уничтожает соседа...


12 декабря 1943 г.
Брониславка. Провел совещание штаба. Решали вопросы, что делать дальше? Требуется продовольствие, фураж. Всего этого в здешних селах нет, так как население польских сел живет вообще здесь бедно. Кроме того, тут же стояли партизанские отряды Шитова, и очень много беженцев-поляков, поживших от бульбовцев и бандеровских банд. Эти беженцы во многих случаях без продовольствия и фуража. На почве недоедания и плохих бытовых условий свирепствует бытовой тиф. В 30 населенных пунктах (многие из этих населенных пунктов насчитывают только 8–15 дворов) проживает свыше 20000 поляков.

Националисты продолжают жечь польские села, вырезать поляков, которые приходят сюда из районов Корец, Костополь, Сарны.

Недавно бандеры сожгли населенный пункт Окоп и вырезали там всех поляков. Короче говоря, обстановка для пребывания соединения малоблагоприятная. ..
...Со стороны Моклин бандеровцы числом до 500 чел[овек] пытались наступать трижды, но смелыми контратаками были отброшены и обращены в бегство.

В течение этих суток много вывезено из этих сел муки, зерна, фуража и другого продовольствия. 39 мужчин из с[ела] Быстричи были приведены в Брониславку, где мы с комиссаром беседовали с этими людьми.

Раскрывается интересная картина: первое, это то, что среди населения бандеровцы не особенно влиятельны. В их банду идут большей частью уголовные и кулацкие элементы. И ни один из 39 не является бандеровцем. Оказывается, по словам этих людей, бандеровцы в основном состоят из галичан, население их боится и быть в их отрядах считает грязным делом. В то время, как нас информировали Шитовцы, все население за Случью в этой зоне причисляется в клику националистов.

Второе — эти люди, находящиеся в 10 км от Шитова, не знают о нем и вообще о других партизанах, настолько слабо наше влияние. Население это ожидает нашей помощи и защиты его от бандеровских головорезов.

Из 39 опрошенных [значительная часть] оказалась нам друзьями и рассказала все откровенно, что знала о бульбовцах и бандеровцах. Не менее половины не хотели говорить только из-за страха перед бандитами, остальные будут тоже нашими друзьями, если [партизаны] защитят [их] от бандитов. Эта беседа помогла нам сделать заключение о том, что не следует бояться поголовного сопротивления всего населения западных областей. Мое соединение, где бы оно ни было, везде пользовалось любовью народа, значит, [так] и будет. Мы будем пользоваться симпатией, только надо ее заработать, и тогда можно будет за Случью нести знамя красных партизан...  



23 декабря 1943 г.
Эти дни чувствовал себя нехорошо. Прежде всего, много пил самогонки, расшатались нервы. Пил вынужденно, так как вообще пить не люблю и выпивки для меня тяжелая повинность. Пью только с гостями, а их за эту неделю было изрядно. Прежде всего, 17 декабря прибыл отряд польских патриотов под командой подполковника Вуека и разместился в соседних польских деревнях. Вуек прислал ко мне своего нач[альника] штаба, поручика и заместителя капитана, которые ознакомились с обстановкой и предупредили, что бандеровцы иногда пользуются польской формой и нападают на партизан. Польские офицеры держались с подчеркнутой корректностью и тактом. Я пригласил их быть у меня на обеде вместе Вуеком на 18 декабря [19]43 г. Они предупредительно заявили, что Вуек болен аппендицитом и вряд ли прибудет. Однако на другой день Вуек аккуратно прибыл, оставив капитана дома. На обеде, кроме него, присутствовали подпоручик, шеф штаба, командир разведки. Они явились в сопровождении конников, человек 15, и все — в польской форме. Вуек за обедом не пил, ссылаясь на аппендицит, сообщил, что был выброшен из Англии. Проявил большую осведомленность о международной обстановке и положении на фронте. Присутствующие пили за свободу славян, за дружбу русских и польских партизан. Обед был закончен к вечеру, и Вуек попросил разрешения убыть к себе. ..


24 декабря 1943 г.
...зима [19]43/44 г. начинается вяло, неудачно, не такая это зима, как в [19]41 и в [19]42 гг. Вообще зима [19]41/42 г. была очень благоприятна для партизан, зима [19]42/43 г. была тоже хороша. Был тогда для нашего брата простор и русские глубокие снега. В те времена от фронта до старых границ было далеко, и это давало возможность широко маневрировать. Теперь: позади нас — области Запад[ной] Украины, наводненные националистическими бандами; на север — нет ни одного целого села, нет продовольствия и фуража, нет квартир; на юге — асфальт, главные ж[елезные] дороги образуют фактически линию фронта к северу. Оно так и есть: от Овруча до асфальта нет сколько-нибудь значительных гарнизонов, а ведь в Овруче — красные части. Южнее асфальта — Каменец-Подольская и Тернопольская области — там главные коммуникационные линии противника, откуда противник идет огромной армией танков и др[угой] техники, на восток от Эмильчино до Коростеня и Житомира — фронт. Вот условия для маневра партизан зимой [19]43/44 г. Эта моя третья партизанская зима ставит меня в тупик. Я молю своего бога о том, чтобы немцы, до моего прибытия, выгнали бы бандеровские банды из Кременецких массивов и вообще с Западной Украины, тогда было бы легче.


 14 января 1944 г.

Сегодня ко мне заехали офицеры НКГБ, прибывшие работать в Людвипольском районе и Костополе. Они направлены сюда организовывать местную власть, и вполне естественно, что хотели познакомиться с обстановкой. Я беседовал с ними около 1 часа, обрисовал им обстановку. После этого у них настроение понизилось. Вначале они хотели иметь данные разведывательного порядка (заметки, записи, учеты и пр[очее]) о националистических элементах, которых, очевидно, имели в виду изолировать. Но после моей беседы увидели, что начинать работу следует не с бумажек, а с вооружения.

Я упрекнул их за беспечность и сожалел о том, что они не вооружены; они стали уверять в том, что имеют при себе пистолеты. На что я ответил, что это еще не оружие, если иметь в виду, что 9-го числа в соседнем селе бандеровцы (Белашувка) отравили 30 бойцов, [то же] в Моквине, да [еще] имеются ежедневные случаи обстрела из-за угла и в лесу. Несомненно, что ребятам следовало ехать сюда с автоматами и, кроме того, иметь при себе 10–20 винтовок. В противном случае они просто погибнут или, в лучшем случае, не смогут выехать никуда с квартиры.


Подполковник Михаил Шукаев активно сражался и с немецкими войсками, и с националистами; известен одним из самых протяженных партизанских рейдов по тылам противника - более 10 тыс.км. В его дневниках никакой особой рефлексии, тут всё чётко - бандеровцы враги, и поступать с ними надо как со врагами.

[Бандеровца очень трудно определить, кто он: или безвинный житель, или вояка националистов...]

12 января 1944 г.

Перешли по льду р[еку] Горынь, прошли Тростенец и Б[ольшой] Студень, в котором держали бой с бандеровцами, в результате чего убили 73 бандеровца.

Наши потери — 1 человек. В этих районах бандеровское движение сильно развито. Без перестрелки не проходим ни одного села. Причем приходится при подходе к каждому селу развертывать до отряда и цепью прочищать село.

Бандеровцы, как видно, вояки неважные — быстро разбегаются, бросая все, часто находим их фиктивное оружие. Это деревянные винтовки, выполненные точно и аккуратно по образцу, покрашены, но не стреляют.


21 января 1944 г.
Прибыли в с[ело] Башковце. По пути в с[еле] Будераж взяли в плен 35 бандеровцев, они с оружием в руках находились по своим хатам, не предприняв никаких мер бегства или боя, расстреляны.


6 февраля 1944 г.

Прошли с[ела] Будки, Гурбы и Майданская Гута. В этом с[еле] к нашему приходу жителей по домам почти не было, они под покровительством и агитацией бандеровцев ушли в лес, а затем, видя, что партизаны народ более культурный и вежливый, чем немцы и бандеровцы, один по одному пришли домой, даже и мужчины, и, может быть, и заядлые бандеровцы.

Бандеровца очень трудно определить, кто он: или безвинный житель, или вояка националистов, — заходишь в хату, он лежит на койке, оружия при нем нет — запрятано, иногда притворится больным.


7 февраля 1944 г.

Наша разведка, да и другие подразделения ежедневно теряют по 3–5 чел[овек] убитых или без вести пропавших. Это лишь потому, что мы находимся в районе сильного бандеровского движения, эти бандеры постоянно обстреливают наши малые группы.

Заходящих по пути движения в хаты наших одиночных бойцов [они] режут.


13 февраля 1944 г.

Прошли с[ела] Кшивчики, Вишневец и остановились в селах Латушно и Ростоки. Проезжая через Вишневец, видели, как горели лучшие здания, подожженные вчера ушедшими немцами.

В с[еле] Ростоки нас обстреляли бандеровцы, наши партизаны убили 3-х бандеровцев и взяли в плен 4-х, взяли у них пулемет с немецкого самолета, парашют немецкий и несколько винтовок.

Последнее время соединение питается исключительно за счет обнаруживаемых складов бандеровцев, которые все запасы продовольствия, как то: мука, зерно, овес, картофель, сало, масло, колбаса и даже водка, сахар и другое, хранят в ямах на окраинах сел.


17 февраля 1944 г.

3-й полк направил на самостоятельный проход на юг, придав ему радиостанцию.

Трудность прохода заключается не только в скоплении войск противника, но и в населении, через которое нужно пройти, — бандеровцы. Эти бандиты постоянно оповещают немцев о нашем продвижении.

Малой группой можно было бы пройти незаметно, но, обратно, такую группу разобьют бандеровцы.


27 февраля 1944 г.
В с[еле] Гнездычна бандеровцы убили нашего старшину Сумарева и трех бойцов, ездивших на хозяйственную операцию. Выслал туда отряд на этих бандитов, но безрезультатно — они скрылись в неизвестном направлении.


22 марта 1944 г.

Прошли села Немяч, Поликровы, Малениска, Литовиско, Пеняки, Гуциско-Пеняцке и Гута-Пеняцка.

Остановились в лесу недалеко от с[ела] Гута-Пеняцка. Это село на днях сожгли бандеровцы, в нем не осталось ни одного дома, кроме церкви. Все население (поляки) было перерезано и сожжено. Еще сейчас осталось две ямы трупов польского населения, незарытые, они лежат в беспорядке. Эти звери — националисты ни за что губят людей из мирного населения. Такая участь постигла и население с [ела] Гута-Верхобузка.


10 апреля 1944 г.

4 апреля были отправлены в госпиталь 7 чел[овек] раненых из отряда им. Железняка, участвовавших в последних боях с немцами.

С этими же ранеными были направлены две женщины-партизанки.

В с[еле] Панасовка их поймали бандеровцы, раздели, разули и повели в лес с тем, чтобы поиздеваться над ними и затем покончить их жизнь. По пути в лес один из наших партизан и один партизан из соединения Макарова — парашютист Красных Сергей — бежали от бандеровцев в одном белье и босые. Обо всем случившемся мне сообщили на третий лишь день.

Я послал группу партизан во главе с нач[альником] штаба 5-го полка т[ов]. Ситар и нач[альником] штаба отряда Щорса Насрулаевым в это село с задачей найти следы преступников и рассчитаться с ними по законам партизан. Они нашли лишь трупы наших женщин, изрезанных ножами, которые лежали в лесу, остальных обнаружить им не удалось.

За издевательства и убийства наших партизан они при помощи населения поймали 20 бандеровцев, трех повесили, а остальных расстреляли.

Вчера в с[еле] Башуки до нашего прихода бандеровцы убили одного командира орудия части Кр[асной] армии. Мои партизаны из 5-го полка, по этому случаю, пошли на облаву соседнего леса, где поймали 12 бандеровцев, вооруженных винтовками, в том числе одного сотника, двоих из них они повесили прямо в селе, а остальных расстреляли.

Это все расплата за наших погибших товарищей.


2 апреля 1944 г.

Проезжая через Косово, видели, как горело большое здание, зажженное бандеровцами. Жители рассказывают, что в этом районе ночью действуют бандеровцы, которые режут поляков и жгут их дома, а днем действуют поляки, которые мстят бандеровским семьям.


...а у Сидора Ковпака, который сам украинец, отношения с бандеровцами намного сложнее :) но про это завтра уж...
Tags: истории из истории, национальные особенности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments