Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

Ирина Эфрон: последние два месяца жизни и сопутствующие обстоятельства

Кто-то, наверное, видел уже, но я нашла только вчера и что-то очень сильно заморочилась. И мне хочется об этом поговорить. Тем более что многим френдам, я знаю, это интересно (и с разных аспектов).

http://wyradhe.livejournal.com/58265.html
http://wyradhe.livejournal.com/58571.html
http://wyradhe.livejournal.com/58853.html
http://wyradhe.livejournal.com/59035.html
http://wyradhe.livejournal.com/59305.html
http://wyradhe.livejournal.com/59626.html

Каменты читать тоже стоит. Например, оттуда:

Сравните варианты: а) безутещная мать, в страшных условия одна-одинешенька боровшаяся за двоих детей, но не по своей вине смогшая спасти только одног(а второй, давно ее тяготивший, сгинул); перед ней все виновны, она никому не обязана;

и б) безрукая ленивица, которая ничего толком не может сделать в жизни для своих детей; у нее есть дефективная дочь, которую она не сумела ни воспитать, ни прокормить (а работать не хотела), и поэтому ее, чтоб она с гооду не померла, были вынуждены взять тетки. Она им обязана, а перед Эфроном и дочкой виновата.

Какая поза красивее? Ясно какая. Цена вопроса - гоолодная смерть одной гадящей под себя двухлетней отсталой девочки, которую Цветаева била, связывала и оставляла в собственном дерьме.

Для Цветаевой это был просто не вопрос - заплатить ли такую цену.

...Что Аля должна была пережить в те полтора месяца, когда мать к ней приезжала, обещала забрать назавтра и снова исчезала на неделю - передать невозможно, и думать невозможно. Было бы ради чего! - бывает необходимо и на бОльшие мучения обрекать ребенка, можно себе представить такую ситуацию. Но в ее случае.. Я более чистого и глубокого зла, кажется, вообще в жизни не встречал. Детей своих замаривают сотни нелюдей, но они хоть параллельно не пишут стихов о тягости разлуки с ними и не пылают пафосом любви к ним...


Мне очень нравились стихи Цветаевой, когда я была подростком. Очень они чему-то во мне тогда отвечали.
А дело в том, что она, по-видимому, так и осталась "вечным подростком", до самой смерти, которая и произошла совершенно в подростковом же духе. Мир под меня не прогибается - ну хорошо же, я повешусь, тогда-то вы все поплачете.
Ну ведь действительно - никакого понятия об ответственности, об обязанностях, о долге; все силы, вся решимость уходят на то, чтобы "не прогнуться", не делать того, что заставляют делать обстоятельства, самоутверждаться в разных красивых позах. Я не хочу - и не буду. Любой ценой. Действительно - любой.

И это иллюстрация крайней точки позиции, которая набирает сегодня популярность: "Для ребенка главное, чтобы мать была счастлива". Когда читала письма Али - так и вертелись в голове пафосные заявления отдельных защитниц "женского счастья", что я-де занимаюсь своим делом, самореализацией, и ничего, что вижу детей по часу в день и не каждый день - мои дети меня любят и мной гордятся больше, чем дети любой "клуши". О да, судя по письмам, Аля свою мать чрезвычайно любила и гордилась.
Марина! Я живу
Книгами — Писаньем —
Думами об Вас.
Здесь душе свободы нет.
Вечный рев Ирины.
Главное — Марина!
Главное — Марина!
Tags: замороки человеческие, истории из истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments