Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-26. Семейная жизнь и родительство (sic!)

Мы с мужем ушли на квартиру, которую нашла Луиза. Анна Ивановна была женщиной потрясающей, щедрой, удивительной. Она работала продавцом в магазине (тогда это было очень престижное место, потому что был доступ ко многим продуктам). Обычно такие люди бывают жесткими, не хотят быть щедрыми, а Анна Ивановна была настолько честным человеком, что «по блату» никогда ничего не давала, но зато она практически каждый день нас угощала. Мы утром рано уходили на работу, и кто приходил первым, тот топил печку, утром это сделать было некогда. А Анна Ивановна тут же и угостит и, конечно, это побуждало меня делать то же самое. Стряпня моя особо хорошей никогда не была, зато я делала салатики, вторые блюда, потом начала изобретать всякие супы, и это давало мне возможность проявить участие в нашей общей жизни. Мы так подружились, что когда Кузьма через полгода получил квартиру, очень крохотную, две маленькие-маленькие комнаты, маленький коридорчик, но мы были такие счастливые! А когда уезжали от Анны Ивановны, и мужчины носили вещи, мы же, обнявшись, плакали, как будто расстаемся на всю оставшуюся жизнь. Однако позже, когда они уехали на Дальний Восток, мы очень долго переписывались, наша Анна Ивановна даже прислала мне очень хорошее оранжевое пальто, красный плащ, голубую кофточку японского производства, что было очень ценно, потому что здесь таких вещей нельзя было приобрести.

Как раз в это время и произошло наше с Кузьмой отлучение от детей. Родители возражали с обидой, что мы лишили их общения с внуками, которые скрасили им жизнь, сделали ее осмысленной, это было их счастьем, смыслом, детей они очень любили. Нам же надо было их забрать, чтобы водить в садик. Попробовали: отведем Мишу, дня два-три ходит, а потом болеет, и я привожу его к родителям. Мама как-то сказала, что ей легче сидеть со здоровым ребенком, чем с больным, поэтому мы от садика отказались, а с Леной даже не пытались. Так до школы они и росли у моих родителей. Дети очень любили этот дом, это был их родной дом, у них была своя уличная компания, а меня они видели только как приходящую мать, которая приходит, чтобы поздороваться с ними, отругать за что-то, деньги принести, вот собственно и все. И, конечно, как мать, я упустила очень многое в воспитании моих детей, когда каждый момент взрослеющего ребенка играет порой решающую роль в его будущей жизни. Когда же они повзрослели, Миша сказал, что у него не было детства, а Лена поддержала брата и добавила, что у нее была хорошая учительница литературы, хорошая классная руководительница, режиссер, но мамы у нее не было.

Сегодня с горечью признаю свою ошибку и в то же время понимаю, что выхода в данной ситуации в то время как бы не было. Если бы я села дома с детьми, то не смогла бы закончить институт, а работать в городе со средним образованием просто невозможно. Выбор был сделан, я получила диплом, поблагодарила родителей за помощь – это был и их диплом. А Кузьма не стал восстанавливаться, решил, что обойдется теми знаниями, что у него есть, они были огромные, энциклопедические, но отсутствие диплома стало одной из причин его ранней смерти.
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments