Argenta (serebro) wrote,
Argenta
serebro

бабушкины записи-23. Работа в школе.

А в сентябре 1958 года меня направили в 18-ю школу учителем немецкого языка. Это была школа, которая помещалась в бараке, все «удобства» на улице, воду возили из колонки, и пили ее все одной кружкой, словом, условия были очень плохие, но они мне были знакомы, и меня это уже совершенно не расстраивало.

Это была неполная школа, седьмой класс был выпускной, но было много параллелей, не то, что в бывшей малокомплектной школе, большие классы, детки кричали. Я уже вообще отвыкла от криков, в первое время у меня болела голова, я уставала невероятно. В железнодорожной школе, где были новосибирские дети, дети тоже кричали и бегали, но я этого как-то практически не слышала, потому что то же самое было и у нас в Благовещенке, где я заканчивала школу с 4-го по 10-ый класс. А тут, после Бащелака, где абсолютная тишина на уроке, где дети на тебя смотрят и ждут от тебя знаний, интереса - они никогда не бегали на переменах, а только на улице и то только тогда, когда это было возможно… В первое время запомнить большое количество лиц было очень трудно, хотя зрительная память была у меня хорошая, и я, конечно, справилась, но мне казалось, что я вообще не справлюсь и с дисциплиной, и с таким потоком лиц.

Преподавала я очень уверенно, фактически повторяя методику своих прекрасных учителей немецкого языка, ну и, кроме того, я выполняла групповые работы (я это называла не групповой работой, а ситуацией, когда нужно было поговорить, разрешить разные жизненные ситуации, и это детям очень нравилось). Но управлять этим галдящим хором было очень трудно. И вот здесь я совершенно «посадила» связки, и с этого времени у меня начался ларингит и фарингит – это уже профессиональная болезнь. То есть уже на пятом году преподавания у меня формировалась болезнь гортани и связок.

Нам нужно было тоже показать, что мы умеем делать, какие у нас детские таланты, и в спартакиаде мы участвовали, и в художественной самодеятельности. И опять хор, а баянист был совсем непрофессиональным, он и подбирал мелодию очень плохо, и музыкальной грамотой не владел, а мне хотелось иметь не просто двух, а трех-четырехголосье. Я, когда была беременна Леной, подготовила к олимпиаде хор четырехголосья «Амурские волны». Это было удивительно, но это и окончательно посадило мой голос.

Я уже упоминала раньше, что три учебных года в 18-й школе были для меня школой знакомства с педагогической деятельностью, знакомства с детьми во внеклассной работе – это был мой конек. Я участвовала во всех необходимых выступлениях. Мы привязались к детям, а со второго учебного года (я об этом уже говорила ранее) мне дали для практики один класс русского языка, который был очень слабенький, по-настоящему научить я смогла очень мало, потому что методику преподавания русского языка я совершенно не знала, а в институте методика прошла мимо, как и сейчас методику преподавания литературы, учат, чтобы просто сдать экзамены и забыть, что там написано в учебнике. Именно поэтому я в свое время начну создавать новую методику: методику преподавания литературы, как искусства слова, а не как историю и теорию литературы. Мне очень нравилось преподавать русский язык, я вспоминала Зинаиду Семеновну, как она объясняла, как она рассказывала и, конечно, я читала, читала, читала. А дети очень внимательно, с интересом слушали о писателях, поэтах, художниках, композиторах… И тогда не приходилось применять никаких организационных форм, наказывать. Мне настолько понравилось преподавать русский, что после второго года работы я попросила перевести меня полностью на преподавание русского языка, потому что уже заканчивала филфак.

В 1959 году я закончила три курса, и это уже было неполное высшее образование, что давало право мне преподавать в средних классах. На следующий третий год осталось то же самое, но был весь немецкий и один класс русского языка. В 1961 году, в мае месяце, я подала заявление в гороно с просьбой перевести меня полностью на преподавание русского языка. Тем более, что в этом году уже заканчивала институт. Мне подписали это заявление. А в августе, когда мы вышли на работу, узнали, что директора уволили, а также уволили 10 человек из коллектива; причем ведущих, но близких к директору (я об этом конфликте уже писала).
Tags: бабушка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments